воскресенье, 27 января 2013 г.

О прославлении и почитании святых

      25 января 2013 года в Аванзале Храма Христа Спасителя в Москве состоялась V конференция «Прославление и почитание святых». Мероприятие проходило в рамках XXI Рождественских образовательных чтений.
      Как и в предшествующие годы, основными участниками конференции были представители Синодальной и епархиальных комиссий по канонизации святых. Почему не всякий выдающийся исторический деятель может быть канонизирован, каковы основные препятствия к канонизации, почему приостановлен процесс канонизации новомучеников?
     На эти и другие вопросы пытались ответить основные докладчики в своих выступлениях. Одной из центральных тем конференции на этот раз стали критерии канонизации святых в Русской Православной Церкви.
     Председатель Синодальной комиссии по канонизации святых епископ Троицкий Панкратий в своем вступительном слове напомнил участникам конференции о недопустимости поспешных и необоснованных решений о канонизации. По словам владыки, одной из проблем современного российского общества является чересчур широкая трактовка понятия «святость». В самом деле, представители общественности регулярно призывают Церковь канонизировать того или иного выдающегося человека - то полководца Суворова, то поэта Пушкина… Не стоит говорить и о «заезженной» идее канонизировать Ивана Грозного и Распутина.
     По мнению епископа Панкратия, все это – показатель нездоровья общества, долг же христиан - держаться здравого смысла. «Настоящее время - это время, призывающее нас к подвигу, но также призывающее нас к трезвенности и к очищению, прежде всего, своей души», - подчеркнул владыка.
      С владыкой был солидарен протоиерей Олег Митров. В своем докладе "Святые отечества небесного и герои отечества земного" он отчасти продублировал положения докладов конференции "Прославление святых" за предшествующие годы - в частности, доклада игумена Дамаскина (Орловского) за 2009 год и доклада протоиерея Максима Максимова за 2010 год.    Отец Олег напомнил, что, несмотря на многочисленные пожелания верующих и общественных активистов, канонизация таких лиц, как великий князь Иван III, полководец Александр Суворов, хирург Николай Пирогов, несмотря на их выдающийся вклад в, соответственно, государственное управление, военное дело и хирургию, не представляется возможной. То же касается великих ученых М. В. Ломоносова, Д. И. Менделеева, И. П. Павлова.
Особенно остро были восприняты аудиторией слова отца Олега о том, что воины, погибшие в бою и "за други своя", также не подлежат непременной канонизации. Так, вопреки ожиданиям почитателей Евгения Родионова, солдата, погибшего в 1996 году в Чечне, он сообщил, что сведений, подтверждающих гибель Родионова за веру, на данный момент не имеется, и о конкретных обстоятельствах гибели Евгения ничего не известно.
"Все подробности, о которых говорится в печати, являются фантазиями на тему - "а что там могло произойти?"", - резюмировал отец Олег.

     Пытки или помыслы?
     Наибольшие споры, как показала прошедшая встреча, не только в обществе, но и в церковной среде вызывает процесс канонизации новомучеников.Секретарь Синодальной комиссии по канонизации святых игумен Дамаскин (Орловский) подчеркнул, что критерии канонизации в данном случае являются ясными и открытыми: "У комиссии по канонизации никаких тайн нет". Он напомнил об основных препятствиях к канонизации того или иного человека в качестве новомученика. В частности, в случае выявления фактов отступничества человека от Церкви или проявления им малодушия во время следствия, канонизация является невозможной.
     Из зала поступила записка недоуменного слушателя: разве можно считать проявлением малодушия признания, данные под пытками? Отец Дамаскин поделился собственными соображениями на этот счет:
     "Часто говорят, что люди при советской власти соглашались лжесвидетельствовать, потому что их в НКВД пытали… Но лично я ни разу не встречал человека, который бы свое лжесвидетельство объяснял тем, что его пытали, и никогда ни о чем подобном не читал.
      Почему тот или иной человек устоял, а другой пал - мы доподлинно не знаем, это тайна Божия. Но как правило, нравственное падение человека во время допросов было связано с его собственным страхом, с давлением на человека его собственных помыслов. На основании изученных дел, я убедился в том, что в большинстве случаев, если человек падает, то это значит, что у него проблемы с собственными страстями, а вовсе не с сотрудниками НКВД.
     Страшны на самом деле не страдания, а помыслы. Страшно, когда человек имеет в сердце своем какой-то другой идеал кроме Христа. Тогда, оказавшись в заключении, он всеми силами будет стараться из него выйти. А выход в таких обстоятельствах, как правило, возможен только через нравственное падение.
     Опыт новомучеников показывает нам, как важно человеку заботиться о своей духовной жизни. Потому что по-настоящему смиренный человек, я уверен, никогда не падет. Он никогда никакого лжесвидетельства не подпишет", — отметил игумен Дамаскин.

        27 января, 2013. Анастасия Коскелло. "Православие и мир"