понедельник, 28 января 2013 г.

Закрытие архивов в России произошло не без промысла Божия

     Игумен Дамаскин (Орловский): "Закрытие архивов в нашей стране произошло не без промысла Божия".
     Сотрудники Синодальной и Епархиальных Комиссий по канонизации святых свидетельствуют: на сегодняшний день процесс канонизации новомучеников в Русской Православной Церкви практически приостановлен. Связано это, в первую очередь, с изменением действующего законодательства, а именно с ограничением доступа граждан к судебно-следственным делам.
     "Тщательная проверка материалов о репрессированных священнослужителях и мирянах по судебно-следственным делам стала в принципе невозможна", - подчеркнул секретарь Синодальной комиссии по канонизации святых игумен Дамаскин (Орловский).
      По словам о. Дамаскина, в первой половине 2000-х годов основными препятствиями для канонизации того или иного лица являлись объективно доказанные факты - в частности, принадлежность человека к раскольничьим юрисдикциям (обновленцам, григорианцам), лжесвидетельство и оговор себя и других на следствии, сотрудничество с НКВД, аморальный образ жизни. Основным источником таких сведений служили архивные данные. Благодаря им комиссии удалось избежать многих ошибок при канонизации.
     Однако, с 2006 года доступ исследователей к судебно-следственным делам советского периода был перекрыт, и теперь основная причина, по которой невозможна канонизация того или иного человека в качестве новомученика, - это недостаток сведений о нем.
На вопрос "Правмира" о том, может ли ситуация с архивами быть разрешена в ближайшие годы, игумен Дамаскин ответил с сожалением. По его словам, Церковь уже пыталась опротестовать такое решение властей, но безуспешно:
     "Когда было принято это постановление, наша комиссия обращалась в органы государственной власти с просьбой предоставить нам необходимую для нашей работы часть засекреченных материалов, однако ответ получили отрицательный".
     По мнению о. Дамаскина, в подобной позиции властей есть свой резон:
«Церковь сегодня - лишь часть общества, и Она не может требовать от государства каких-то преференций для себя. Законодательство не может применяться избирательно к одним гражданам и не применяться к другим. А вернуться к прежней законодательной норме и сделать снова всю информацию общедоступной, сегодня, по-видимому, невозможно. Потому что этого не хочет не столько наше государство, сколько наше общество.
      Дело в том, что за годы, прошедшие с момента открытия архивов и до выхода этого постановления, многие люди в нашей стране успели ознакомиться с архивной информацией о своих репрессированных родственниках. И многие, увы, были шокированы тем, что они узнали. В результате, - и я знаю много таких случаев, - ознакомившись на правах родственников с архивными делами, они затем писали заявления в режимные ведомства с просьбой закрыть доступ к этим делам. Особенно часто такое происходило в отношении дел известных, знаменитых людей".
     Разрешить проблему отношения к "персональной информации", по мнению о. Дамаскина, не так-то просто: «Для обоснования закрытия архивов и общество, и государство используют сегодня такое расплывчатое, на мой взгляд, понятие, как "персональная информация". На самом же деле люди сегодня не хотят разбираться в своей истории. Они хотят видеть в истории не реальных людей, а только каких-то былинных героев... В этом смысле народ наш ориентирован по-прежнему на советские идеалы.
     Сегодня наше общество отворачивается от правды, потому что правда предполагает внутреннее страдание. Правду нужно пережить, а для этого нужно быть способным к покаянию. Поэтому закрытие архивов в нашей стране, конечно же, произошло не без промысла Божия. Ведь чтобы разбираться в истории, нужно для начала разбираться в себе. Иначе мы просто погибнем под грузом страстей, заблуждений и внешних обманов».
По данным игумена Дамаскина, единственная епархия, в которой за первые постсоветские годы церковные историки успели полностью изучить следственные дела новомучеников, это Московская.
     Так, членами Московской епархиальной комиссии по канонизации святых были выявлены все судебно-следственные дела священнослужителей и мирян, арестованных и осужденных в Москве и Московской области за советский период. Это документы самого крупного архивного фонда 10035 "Управление Комитета Государственной безопасности СССР (УКГБ) по г. Москве и Московской области" за 1918-98 годы, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), всего 2261 дело. Материалы о 507 пострадавших были переданы на рассмотрение Синодальной комиссии по канонизации.

     Справка: 
     Доступ исследователей к судебно-следственным делам, содержащимся в российских архивах, был закрыт после вступления в силу федерального закона от 27 июня 2006 года № 152 (ФЗ "О персональных данных").
     Запрет продублирован в приказе Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 25 июля 2006 г. № 375/584/352 Об утверждении "Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов РФ прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел", а также в Правилах организации хранения, комплектования, учета и использования документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в государственных и муниципальных архивах, музеях и библиотеках, организациях Российской академии наук, утвержденные приказом Минкультуры РФ от 18.01.2007 № 19.


                                 28 января, 2013. Анастасия Коскелло. "Православие и мир"