воскресенье, 15 декабря 2013 г.

В память о монахинях Владимирской общины

Сестры Владимирской общины
     Сегодня совершается память святых мучениц, монахинь Ивановского монастыря Владимирской иконы Божией Матери: Маргариты (Закачуриной), Тамары (Проворкиной), Февронии (Ишиной) и вдовы священника Марии Дмитриевской, которые были расстреляны 2/15 декабря 1937 года, находясь в ссылке в Казахстане.
      Владимирская община возникла на улице Лежневской при Алексеевской женской богадельне, которая в 1901 году была учреждена мещанкой Синклитикией Ивановной Жоховой «для приюта и призрения женщин, вдов и девиц, способных к труду».
      Был составлен устав богадельни, где, в частности, сообщалось, что «в богадельню принимаются лица всех сословий», что «средства содержания призреваемых получаются от трудов самих призреваемых, от дохода земель, принадлежащих богадельне, и от пожертвований»[1]. В 1903-1904 гг. в этой богадельне был заложен и построен храм Владимирской иконы Божией Матери. Освящал новый храм протоиерей Дмитрий Сперанский по благословению Преосвященного Никона, епископа Владимирского и Суздальского [2]. Из рапорта протоиерея Дмитрия Сперанского правящему архиерею от 21 декабря 1905 года следует: «В богадельне из тружениц составился певческий хор под управлением талантливой регентши, хотя самоучки. Другие отправляют при богослужении уставное чтение, исправляют пономарские обязанности, заведуют ризницей, наблюдают за чистотой и благолепием в храме. Певчие поют прекрасно. Совершение богослужений благообразно, чинно и благолепно».
     
Игумения Августа (Соловьева)

    Когда число живущих в богадельне выросло до пятидесяти человек и появились признаки монастырской жизни, по просьбе сестер Священным Синодом в 1907 году была учреждена Владимирская женская община. Из Владимирского Княгинина монастыря по благословению Высокопреосвященного Николая, архиепископа Владимирского и Суздальского, была прислана в качестве настоятельницы монахиня Августа (Соловьева Мария Николаевна). Торжественное открытие Владимирского женского монастыря состоялось 26 августа/8 сентября 1908 года в день Владимирской иконы Божией Матери. Из ведомости «О послушницах и белицах Владимирской женской общины» за 1908 год следует, что на тот момент в ней жили около 120 насельниц [3]. В основном, община состояла из крестьянок Владимирской, Рязанской, Воронежской и Тамбовской губерний возрастом от 14 до 76 лет, которых игумения Августа характеризовала так: «Крестьянские девицы очень хороших качеств, послушания исполняют с усердием и любовью».
     Однако, мирная жизнь обители, как и жизнь всей православной России, окончилась с приходом февральской революции. Сначала Владимирская община была ограблена. Однажды в обители появились люди, которые без всякого постановления произвели обыск, рассчитывая найти спрятанные запасы продовольствия. Они все тщательно осмотрели и удалились, а спустя некоторое время в местной газете появилась злобная и клеветническая статья о якобы богатых убранством кельях и набитых чуланах всякой снедью. Через месяц после этой статьи произошло ограбление монастыря: из храма было вынесено 7 Евангелий в дорогих окладах, церковная серебряная и позолоченная утварь. С иконы Почаевской Божией Матери похищена корона с венчиком из драгоценных камней, золотые и серебряные украшения – пожертвования прихожан, с иконы Владимирской иконы – бриллиантовая брошь, золотая цепочка и два золотых креста. Из свещного ящика украдены деньги.
     
Сестры на паперти храма
    В 1920-е годы в монастыре насчитывалось более 180 сестер: 64 монахини и 120 послушниц. Власти преобразовали монастырь в трудовую земледельческую артель. Кроме полевых работ, сестры занимались рукоделием: чтобы как-то выжить, они объединились в артель «Трудовая игла» и в подвале храма шили стеганые одеяла. Когда в 1927 году община была окончательно закрыта и монастырские помещения переоборудованы под казармы авиаотряда, оставшиеся без жилья монахини на заработанные средства купили себе недалеко от монастыря два деревянных домика. В одном из них на ул. Лежневской поселились монахиня Маргарита (Евдокия Ксенофонтовна Закачурина) и монахиня Евфалия (Екатерина Николаевна Калинина). Позже, к ним присоединилась послушница Ксения (Григорьева). В другом доме на ул. 5-й Авиационной вместе с настоятельницей Августой поселились сестры-монахини Тамара Ивановна и Анна Ивановна Проворкины. По воспоминаниям родственников и сестер монастыря Маргарита Закачурина была очень доброй, трудолюбивой, энергичной; обладая прекрасным голосом, пела на клиросе. Известно, что к моменту закрытия монастыря, она была благочинной, заведовала монастырским хозяйством. Живя вне стен монастыря, она «не демонстрировала своей веры», в то же время «никогда не снимала монашеского платья, даже в опасные годы, и никто не видел, когда она молилась».
     В эти годы Владимирская община отразила в себе все нестроения того времени: предательство, репрессии, обновленческий раскол в Церкви. Правящий епископ Иваново-Вознесенский Иерофей (Померанцев) впал в обновленческую ересь и почти все храмы Иваново-Вознесенска перешли к обновленцам, в так называемую «Живую церковь», которая стимулировалась советскими властями для раскола Православной Церкви изнутри. Простым людям подчас трудно было разобраться: где правда, а где ложь. Известно, что в 1923 году обновленчество коснулось и Владимирской общины. Это видно из личного прошения уставщицы монастыря к Патриарху Тихону, где она, среди прочего, докладывает о том, что настоятельница монастыря игумения Августа (Соловьева) приняла обновленчество.
     21 сентября 1923 года на Иваново-Вознесенскую кафедру был назначен епископ Августин (Беляев), который своим ревностным служением, каждодневными проповедями объединил вокруг себя ивановскую паству, способствовал покаянию перешедшего в обновленчество священства и монашества и возвращению храмов православным.
     
Мон. Маргарита (Закачурина) (справа)
     В 1937 году в Иваново-Вознесенске начались очередные гонения на православных. В с. Воскресенское Лежневского района был очень почитаем местночтимый блаженный Киприан. Церковь, где находились его мощи, была разрушена безбожниками, и Ивановский епископ Борис (Воскобойников) благословил верующих перенести мощи Киприана в действующую церковь. Однако, накануне перенесения мощей, они бесследно исчезли. Сразу же после этого начались массовые аресты. Ночью, после обыска, были арестованы и привлечены к ответственности по статье 58. п.10-11 двенадцать женщин, среди них - монахини Владимирской общины: Маргарита Ксенофонтовна Закачурина, Феврония Николаевна Ишина, две сестры – монахини Шигарева Тамара Архиповна и Цыганова Елена Архиповна, монахиня Солопова Анна Андреевна, две сестры – монахиня Тамара Ивановна Проворкина и послушница Анна Ивановна Проворкина, монахиня и псаломщица Тарасова Анастасия Никитична, послушница Козлова Александра Ивановна и послушница Григорьева Ксения Савельевна. Кроме монахинь были арестованы Лузгина Мария Павловна - дочь митрополита Павла (Гальковского) и вдова священника Мария Ивановна Дмитриевская. Все обвиняемые проходили по одному групповому делу «Сестричества прп. Киприана».
    
Монахиня Тамара (Проворкина)
     Всем арестованным предъявлялось одинаковое обвинение: «Активная участница контрреволюционной группы монашества и церковников», а каждая в отдельности имела собственные пункты вины. Лузгина М.П. – распространение церковных стихов и «сбор средств на оказание материальной помощи контрреволюционной ссылке» (возможно своему отцу), Дмитриевская М.И. – «распространение контрреволюционных слухов», монахини «способствовали тайным крещениям и перекрещиванию взрослых детей» (вероятно в связи с непринятием таинств обновленческой церкви). Маргарите Закачуриной, Тамаре Проворкиной и Ксении Григорьевой, как и другим монахиням Владимирской общины, вменяли хранение и распространение церковно-монархической литературы. До вынесения приговора монахини содержались в Ивановской тюрьме, позже были переведены в тюрьму г.Шуи, где условия содержания были намного тяжелее. По воспоминаниям родных, перед отправлением поезда в ссылку, они отслужили по себе панихиду…
     
Фото из следственного дела М. Закачуриной №4442      
     Из обвинительного заключения следственного дела № 4442 от 21 мая 1937 года следовало, что сначала в УНКВД поступили сведения, т. е. донос, что «осевшее монашество и актив церковников среди населения ведут контрреволюционную деятельность, хранят и распространяют церковно-монархические книги и церковные стихи антисоветского содержания». Уже из материалов павлодарских архивов стали известны приговоры суда в Иванове, но только для четверых из 12 осужденных: монахини Маргарита (Закачурина) и Тамара (Проворкина) были сосланы на 5 лет, а Феврония (Ишина) и Мария Ивановна Дмитриевская – на 3 года ссылки в Казахстан. Их поселили в поселке Майское Бескаргайского района Павлодарской области. В ссылке они держались вместе, поддерживая друг друга и подвизаясь в совместной молитве.

Из тетради мон. Евфалии (Е.Н. Калининой)
    
     13 декабря 1937 года Маргарита (Закачурина) была вновь арестована вместе с проживавшими с ней в одной комнате монахинями Февронией (Ишиной), Тамарой (Проворкиной) и Марией Ивановной Дмитриевской по составленному новому групповому делу «Маргариты (Закачуриной) и других. г. Павлодар,1937». На допросах они держались мужественно, ни на кого не дали никаких показаний, на все обвинения в проводимой ими контрреволюционной работе дали одинаковый ответ: «Контрреволюционной работой при нахождении в ссылке в п. Майском мы не занимались, но среди жителей п. Майского мы вели постоянный разговор, что советская власть дана от Бога для наказания людей. Такие разговоры мы проводили на основании Писания и Евангелия». Своей вины не признали.
     14 декабря Тройкой УНКВД Восточно-Казахстанской области всем четверым был вынесен приговор – расстрел. Расстреляли сестер, жизни которых объединились сначала в служении Христу, а затем и в святом мученичестве, 15 декабря 1937 года в 2 часа ночи. Место погребения мучениц неизвестно.
     
Мон. Иерофея и послушница Анна Проворкина     
    В конце 50-х годов три возвратившиеся из ссылки монахини Владимирской общины (среди них Анна Ивановна, сестра Тамары Проворкиной) обратились по поводу пересмотра дела. Дело, как «чисто религиозное», пересмотрели, но реабилитировали всех заключением Павлодарской прокуратуры только 6 июня 1989 года. Когда открылись архивы ФСБ г. Павлограда и стали известны имена расстрелянных здесь за веру Христову, наши Ивановские мученицы были прославлены как местночтимые Павлоградские святые.
     Для общецерковного почитания монахиня Маргарита (Закачурина) и монахиня Тамара (Проворкина) прославлены на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года в лике новомучеников и исповедников Российских. День молитвенной памяти установлен 2/15 декабря (день мученической кончины), а также в дни празднования Собора новомучеников и исповедников Российских и Собора Ивановских святых 7/ 20 июня.

Библиография
1. ГАВО. Дело об открытии женской богадельни. Ф. 556, оп.1, д. 4222, л.1-4
2. ГАВО. Рапорт благочинного прот. Дмитрия Сперанского. Ф. 556, оп. 1, д. 4222, л.72
3. ГАВО. Ведомость о послушницах-белицах Влад. жен. общины г.Ив.-Вознесенска за 1908 год. Ф. 556, оп. 1, д. 4700, л. 37-48
4. Сайт Павлодарской и Усть-Каменогорской епархии в Казахстане: Pavlodar-eparhia.ru
5. Мирная Ирина. «Живы!». Наша родина Иваново-Вознесенск» №12(18), 2007. Иваново
6. Афанасия (Васильева), монахиня. «Где Бог управляет Сам». Газета «Слово утешения» №4(196), апрель 2011г. изд. Введенского женского монастыря г.Иваново
7. Архив Введенского женского монастыря