пятница, 15 июля 2011 г.

Священномученик Павел Светозаров (1867-1922гг.) Настоятель Воскресенского собора г. Шуи, протоиерей


        Протоиерей Павел Михайлович Светозаров родился 21 мая 1867 года в селе Картмазово Судогодского уезда Владимирской губернии в семье диакона церкви этого села Михаила Ивановича Светозарова и Анисьи Севастьяновны, урожденной Преображенской. В семье Светозаровых, кроме Павла, были еще сыновья – Константин, Иван и Евлампий. Все трое окончили Владимирскую духовную семинарию, старший Константин стал священником в Успенском погосте Вязниковского уезда, а Иван и Евлампий – учителями.
      В 1881 году Павел Светозаров окончил Муромское Духовное училище, затем в 1887 году Владимирскую Духовную семинарию, а в 1891-м –   Московскую Духовную академию, получив степень кандидата богословия. В июне того же года Павел Михайлович был назначен на должность законоучителя Шуйской мужской гимназии. Он прибыл на службу в конце августа 1891 года. С этого времени жизнь П.М. Светозарова навсегда связана с городом Шуя.
     24 июня 1892 года Павел Светозаров обвенчался с Софьей Евлампиевной Правдиной, дочерью известного шуйского протоиерея. В семье Светозаровых было четверо детей: Вера, Михаил, Антонина и Сергей. Матушка Софья умерла рано, их младшему сыну было всего 3 месяца от роду. Отец Павел один сумел воспитать и поставить на ноги всех четверых детей, дал им гимназическое образование. Семья Светозаровых жила рядом с Воскресенским собором в начале Большой Соборной улицы (ныне улица Касаткиной). 
     С 1892 по 1907 год о. Павел преподавал Закон Божий в Шуйской женской гимназии. 2 августа 1892 года он был рукоположен в сан священника к Шуйскому Воскресенскому собору. 8 апреля 1907 года возведен в сан протоиерея. С 1907 года о. Павел выполнял обязанности благочинного, а также был председателем Шуйского уездного епархиального училищного совета. За заслуги в духовных и учительских делах награжден орденами св. Анны 3-й и 2-й степеней. До 1907 года о. Павел совмещал служение в соборе и учительские обязанности в двух гимназиях, но после смерти жены ему пришлось оставить службу в гимназиях. 31 мая 1907 года в здании Шуйской мужской гимназии, где о. Павел шестнадцать лет неустанно и ревностно трудился, в его честь были устроены торжественные проводы.
      Протоиерей Павел Светозаров активно участвовал в общественной и духовной жизни Шуи. Он был депутатом от духовенства в Городской Думе, членом уездного училищного совета. В годы Первой мировой войны возглавлял сбор пожертвований в Шуйском уезде, состоял членом Комитета помощи раненым и калекам. Собственными усилиями он организовывал в уезде народные религиозно-нравственные чтения, распространял духовную литературу.
     Талантливый проповедник, о. Павел привлекал к себе сердца верующих. Новая власть это отметила и искала повод его арестовать. Протоиерея Павла Светозарова арестовывали четыре раза. В первый раз он был арестован в 1919 году по обвинению в неподчинении распоряжениям Совнаркома. В 1921 году был арестован и содержался несколько месяцев в тюрьме по приказу ЧК в связи с Кронштадтским восстанием как политически неблагонадежный. Несколько раз его арестовывали за проповеди.
     Для наблюдения за священником власти поселили в его доме осведомительницу Швецову. Много раз она пыталась вступить с ним в разговор, чтобы найти против него обвинение, но безуспешно.
     В день, когда начались столкновения между властями и верующими, пытавшимися защитить Воскресенский собор г. Шуи от изъятия церковных ценностей, видя, что о. Павел входит в дом, она пронзительно закричала:
     – Убивают! 
     Думая, что Швецовой угрожает опасность, о.Павел поспешно вошел в ее комнату. Кварти­рантка стояла у окна и, показывая на площадь, громко возмущалась пра­вославными. Все, что она говорила, было столь оскорбительно, что о. Павел не выдержал.
     – Разве не вы виноваты в этом безобразии? – сказал он. – Вы сами принадлежите к партии, которая проповедует непрерывную борьбу и злобу, и эта борьба и злоба выливается теперь на ваши головы.
     Это был март 1922 года, время Великого поста.  В связи с изъятием церковных ценностей, о. Павел сделал заявление, что изъятие богослужебных предметов из храмов является святотатством. Явившиеся в Воскресенский собор большевики потребовали от настоятеля, чтобы он очистил храм от молящихся, но отец Павел заявил, что не имеет права выгонять верующих из храма. И тогда большевики удалились.
     Но через день они подъехали к храму уже с пулеметами. В тот день ими было убито и ранено несколько человек. Убиты были прихожане – мученики Николай Малков, Авксентий Калашников, Сергий Мефодиев и мученица девица Анастасия. Стрельбой, нагайками, лошадьми толпу перед храмом разогнали. Тру­пы убитых положили на паперть, к ним никого не допускали. Священник Николай Широкогоров отслужил по просьбе прихожан молебны Смоленской Божией Матери, Николаю Чудотворцу и Иоанну Воину, а затем члены церковной комиссии попросили прихожан разойтись. Трупы убитых были увезены, раненых доставили в больницу. После этой кровавой расправы в городе и окрестностях начались массовые аресты.  
     20 марта из Москвы в Шую была командирована комиссия для расследования в составе Смидовича, Муранова Н.И. и Кутузова И.И. 23 марта комиссия составила заключение о происшедшем, признав действия местной комиссии по изъятию ценностей правильными и согласованными с распоряжениями центра, а действия местных властей против собравшейся у храма толпы «правильными, но недостаточно энергичными». Московская комиссия предложила «губерниям и уездным властям принять меры к тщательным расследованиям... Самое дело передать для окончательного разбора и примерного наказания в Ревтрибунал». 
     17 марта о. Павла Светозарова вызвали для допроса и арестовали. Изъятие ценностей из Воскресенского собора и других храмов г.Шуи происходило уже без него. Обвинение в сопротивлении изъятию ценностей было предъявлено четырем священникам: Павлу Светозарову, Иоанну Рождественскому, Иоанну Лаврову, Александру Смельчакову, старосте шуйского собора Александру Парамонову и двадцати мирянам. После окончания следствия к суду были привлечены девятнадцать человек.
     Следствие с самого начала пыталось доказать наличие заговора и «мятежа» священнослужителей, ставивших своей целью сопротивление изъятию церковных ценностей. Были придирчиво допрошены администрация и рабочие шуйской мануфактуры, однако суд установил, что заговора не было. 
     На суде отец Павел Светозаров виновным себя не признал. Суд настойчиво пытался узнать, получал ли о. Павел инструкции от своего епархиального начальства и считает ли для себя обязательным распоряжения Патриарха Тихона.
     – Никаких инструкций от своего непосредственного начальства я не получал. Послания главы Церкви Патриарха Тихона считаю обязательными для исполнения, – так, ничего не страшась, по совести отвечал на вопросы судьи о. Павел.
     После окончания судебного следствия председатель суда Галкин стал настойчиво предлагать обвиняемым средство к освобождению - самооговор и сотрудничество с судом: «Признание и искреннее раскаяние - это лучшая защита. Суд это, безусловно, будет учитывать». Не теряя мужества и достоинства, о. Павел сказал:
     – Стоя перед казнью, я лгать не могу. И повторяю, что участия в сопротивлении изъятию не принимал... Прошу не применять ко мне высшей меры наказания – не ради себя, я к смерти готов, а ради детей, так как моя казнь поразит главным образом детей, у которых не будет отца, как нет и матери.
       По окончании судебного процесса, которому придавалось большое пропагандистское значение, настоятель Воскресенского собора протоиерей Павел Светозаров, священник села Палех Иоанн Рождественский и мирянин Петр Языков были приговорены к расстрелу. Стоя перед казнью, священники отказались от предложения суда оговорить себя и тем добиться смягчения приговора. Перед расстрелом, приведенным безбожниками в исполнение 10 мая 1922 года в 2 часа утра, они совершили отпевание по себе и мирянине Петре.
       Старшая дочь о. Павла Светозарова Вера ходатайствовала о выдаче тела отца для погребения в Шуе, но в просьбе ей было отказано. Место захоронения священномученика неизвестно. По некоторым данным, расстрелянные по Шуйскому делу были погребены в Иваново на бывшем пустыре за 1-й городской больницей. По другим данным, они похоронены близ места расстрела, то есть где-то поблизости от здания ивановской тюрьмы.

    Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. Память совершается 27 апреля/10 мая (день мученической кончины), а также в дни празднования Собора новомучеников и исповедников Российских и Собора Ивановских святых 7/ 20 июня.
Библиография
1. Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ cтолетия: жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1996, книга 2, стр. 45.
2. Ставровский Е.С. Святые земли Шуйской. Иваново. 2007. стр. 60-67