понедельник, 15 августа 2011 г.

Святой мученик Алексий Ворошин (1886-1937гг.) Христа ради юродивый


      Мученик Алексий  родился в 1886 году в семье благочести­вых крестьян Ивана и Евдокии Ворошиных в деревне Каурчиха Юрьевецкого уезда Костромской губернии (ныне Юрьевецкий район Ивановской области). Места эти известны тем, что здесь в XVI веке подвизался блаженный Симон Юрьевецкий. Усердная ли мо­литва Алексея к блаженному Симону, близость ли к месту подвигов его, но оказались сходны пути блаженного Симона и Алексея Ивановича.
      Когда пришло время Алексею жениться, он подыскал невесту и хотел обручиться с ней, но передумал. В те времена молодежь собиралась по деревням на беседы, где веселье зачастую переходило границы христианского благочестия. Алексей попросил свою невесту не посещать эти беседы, но девушка не послушалась. Отложив сватовство, Алексий Иванович  пошел в Кривоезерскую пустынь на левом берегу Волги, напротив древнего Юрьевца (ныне пустынь и часть г. Юрьевца затоплены). Год прожил он там послушником, а вернувшись домой, поселился не в родительском доме, а в баньке на огороде. Вскоре они с отцом построили келью. Все свободное время Алексей отдавал молитве, уединяясь или в своей келье, или на ключике блаженного Симона Юрьевецкого.Так прожил он несколько лет.
      После революции1917 года крестьяне избрали Алексея Ивановича председателем сельсовета, но и тогда не переменил он своих обычаев: по-прежнему много молился, посещал церковные службы и все сельские вопросы решал, не выходя из храма. Через год в село приехал другой председатель, назначенный властями, и Алексей Иванович, оставив почти всякое соприкосновение с миром, уединился в своей келье, целиком отдавшись подвигу поста и молитвы. Так прошло девять лет.  В 1928 году он принял подвиг юродства. Теперь блаженный жил, где придется, одевался в лохмотья; никто не знал, где он ночует, и всегда его появление было для крестьян неожиданностью.
      В самый разгар крестьянских работ вдруг начнет ходить по полям, меряя их палкой и мешая работе. Крестьяне смеялись над ним, но он не обращал внимания и измерял дальше.  Прошел год, и на этих полях появился советский чиновник, который вел себя так, как показал блаженный.
      Еще никто из крестьян не знал, что будут высылать, а блаженный уже ходил по селам и предупреждал тех, кто будет выслан: раздевшись донага, пришел он однажды к торговцам-сапожникам Александру Степановичу Таламанову и Дмитрию Ивановичу Солодову. Немного прошло времени, и имущество торговцев до последней ложки и исподнего белья было вывезено представителями власти. Раздетые стояли хозяева у своих домов, которые им теперь не принадлежали, не имея права ничего из них взять.
      Бывало, приходил блаженный в какое-нибудь село, выбирал дом и начинал его мерить. Называл какую-то несуразную цифру, которая не подходила ни под какой размер. Крестьяне смотрят, смеются. Но со временем хозяина дома арестовывали и давали  срок – столько лет, сколько назвал блаженный.
      Приняв подвиг юродства, блаженный теперь молился стоя на паперти. Однажды во время службы он вошел в храм, – на голове шапка, в зубах папироса, - прошел по храму, заложив руки за спину, не обращая ни на кого внимания. Прошло время... храм закрыли, и по нему дерзко расхаживали рабочие в шапках, с папиросами в зубах. Дым и чад стояли в оскверненном храме – рабочие перестраивали его под клуб.
      Ходил блаженный всегда в одном и том же длинном кафтане до колен, а если ему дарили какую одежду, он тут же ее отдавал. Несколько раз власти арестовывали Алексея Ивановича и направляли в костромскую психиатрическую больницу, но всякий раз врачи признавали его здоровым и отпускали. Задолго до массового закрытия и разрушения церквей блаженный Алексей многим говорил, что наступит время, когда в России почти все храмы будут закрыты, но Господь пошлет лютую кару, войну, и люди очнутся, и часть храмов снова будет открыта. Но тоже ненадолго: в 60-м году наступит новое гонение, снова будут закрывать храмы, и все истинно верующие понесут тогда много скорбей.
       В мае 1937 года Алексея Ивановича арестовали и поместили в кинешемскую тюрьму в одну камеру с уголовниками. Блаженный молился теперь днем и ночью. Никто не знал, когда он спал и когда ел, скудный свой паек он почти весь отдавал сокамерникам. Обвинить его было не в чем, и следователи, чтобы он оговорил себя, прибегали к пыткам – ставили его босыми ногами на раскаленную плиту. Начальник тюрьмы пришел во время допроса поглядеть на блаженного.  
      – Все говорят, что ты святой, – сказал он, – ты что скажешь?
      – Ну, какой я святой. Я грешный, убогий человек.
      – Это правильно. У нас святых не сажают. Святые преступлений не совершают, а если посадили, так значит есть за что. Тебя за что посадили?
      – Так Богу угодно, – кротко ответил блаженный.
      Наступило молчание, которое сам же Алексей Иванович прервал:
      – Что ты со мной говоришь, когда у тебя дома несчастье!
      Начальник тюрьмы удивился, а когда пришел, увидел, что жена его повесилась.
      Пробыв больше месяца в следственной камере, измученный пытками, блаженный Алексей попал в тюремную больницу и там скончался. Тело его на тринадцатый день было отдано родственникам и погребено на одном из кладбищ города Кинешмы.
      25 сентября 1985 года по просьбе родственников, в связи с предстоящими строительными работами на месте старого кладбища, где был погребен блаженный, его честные останки были перенесены в храм села Жарки Юрьевецкого района. В настоящее время мощи мученика Алексия находятся во Введенском женском монастыре в городе Иваново.

     Алексей Ворошин причислен к лику святых мучеников на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. Память мученика Алексия совершается 12 сентября (обретение мощей), а также в дни празднования Собора новомучеников и исповедников Российских и Собора Ивановских святых 7/ 20 июня.

Библиография
Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ cтолетия: жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1996, книга 2, стр.329.