четверг, 18 августа 2011 г.

Священномученик Александр Крылов (1892-1938гг.) Протоиерей Петропавловского храма с. Стрелка Вичугского района


Протоиерей А. Крылов с супругой
      Александр Крылов родился 14 августа 1892 г. в селе Ряхово Ковровского уезда Владимирской губернии в семье учителя  Ряховской школы Ивана Алексеевича Крылова и его супруги Марии Афанасьевны.  Мария Афанасьевна безвременно скончалась, и на воспитании у Ивана Алексеевича остались дети: старшая дочь Анна и сын Александр, которому было всего три года. Иван Алексеевич женился еще раз. Мачеха будущего протоиерея Александра – Елисавета – была доброй, ласковой и религиозной женщиной. Он ее любил, как родную мать.
      Отец был строгим, но справедливым. К религии Иван Алексеевич относился прохладно, и все его дети выбрали светский образ жизни. Узкий и тернистый путь выбрал один Александр. На его воспи­тание в глубокой православной вере повлияла мачеха Елисавета, которая научила мальчика молиться. С ранних лет маленький Саша всем сердцем полюбил Бога и почувствовал влечение к церковной службе. Отец запирал его в доме, но он через форточку убегал в храм молиться.
      В 1907 году Александр окончил Владимирское духовное училище, а в 1913-м – Владимирскую Духовную семинарию. С 1915 года он стал преподавать Закон Божий в церковно-приходской школе в селе Смердово Юрьевского уезда, где познакомился с дочерью местного священника Екатериной Орловой, преподававшей в той же школе. В том же году они обвенчались, и вскоре Александр Иванович был рукоположен во иерея ко храму в этом селе.

      В конце 1920-х годов о. Александр стал служить в храме села Ельтесуново Ставровского района Владимирской области. Кроме служения в храме, о. Александр занимался хозяйством; был мастером на все руки: садоводом, пчеловодом, пахал землю, убирал урожай зерновых, заготавливал сено. В семье о. Александра было пятеро детей.
      Осенью 1929 года он был обвинен в отказе сдать государству излишки сельскохозяйственной продукции, постольку таковых излишков у него не было. 7 октября священник был допрошен и, давая объяснения, показал: «Думаю, что 4 октября сего года был вынужден идти в сельсовет села Ельтесуново по следующим причинам. Когда у нас происходила кампания хлебозаготовки, то на меня было наложено комиссией к сдаче излишних сельскохозяйственных зерновых злаков в размере излишков, коих в наличии у меня в таком количестве нет. <...> Продав корову, моя семья, получив известие о сдаче излишков по хлебозаготовкам и лишившись уже коровы, стала плакать, что, конечно, особо болезненно отразилось на мои нервы, и я решил идти в сельсовет для урегулирования этого вопроса. В результате, когда я спросил председателя <...> в каком положении дело о разборе моего заявления, и, получив ответ, что “будет рассмотрено”, заявил, что излишков у меня нет и сдавать мне нечего, кроме, как хлеб, которым должна питаться моя семья; и в результате на этот счет пришлось говорить повышенным тоном, ибо я был уверен, что сельсовет должен был знать, что означенных выше излишков у меня быть не должно, и слов моих о том, что сельсовет давит население своими налогами и хлебозаготовкой, сказано не было, а если и говорил, то только на счет своей семьи и самого себя, что для меня это есть непосильный налог, который выполнить не могу...» [1].
      9 октября 1929 года отец Александр был арестован по обвинению в «агитации против сдачи хлебо-фуража в проводимой кампании хлебозаготовок» [2]. Будучи еще раз допрошен, священник виновным себя не признал. 29 января 1930 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило его к трем годам заключения, и он был отправлен в концлагерь на станцию Пинюг Коми АССР.    
    22 февраля 1930 года о. Александр прибыл на ст. Пинюг Коми АССР Северных лагерей ОГПУ особого назначения (СЕВЛОН), где работал, вероятно, на строительстве железной дороги Пинюг-Усть-Сысольск. В лагере батюшка пользовался уважением, показал себя способным, практичным работником; его поставили помощником прораба: он помогал делать математические расчеты на стройке. Лагерное начальство уговаривало о. Александра отказаться от сана священника и по освобождении перейти на светскую работу. То же советовали ему родственники, но он отказался. В лагере о. Александр тайно исповедовал и отпевал усопших заключенных.
      После возвращения в 1932 году из заключения о. Александр стал искать место священника в храме. В 1935 году он вместе с семьей переехал в Нижегородскую епархию – в село Язы­ково на берегу реки Сура на границе с Чувашией, где прослужил полтора года. В апреле 1937 года священник переехал в село Стрелка Вичугского района Ивановской области, где его семье был предоставлен церковный дом, и где он стал служить в Петропавловском храме.
      Осенью 1937 года ужесточились гонения на Русскую Православную Церковь, и 8 декабря 1937 года начальник Вичугского районного отдела НКВД выдал справку на арест священника Александра Крылова, где, в частности, о нем писалось, что, «вернувшись из ссылки в 1932 году, своей контрреволюционной деятельности не прекратил, среди церковников и колхозников ведет активно контрреволюционную, церковную пропаганду, устраивает нелегальные сборища церковников, на которых ведутся антисоветские разговоры» [3]. На следующий день отец Александр был арестован и в тот же день допрошен.
      – В 1937 году церковная двадцатка церкви села Стрелка переизбиралась? – спросил его следователь.
      – Нет, сама церковная двадцатка не переизбиралась, а только был переизбран церковный совет, – ответил священник.
      – По чьей инициативе переизбирался церковный совет?
      – По инициативе моей, так как старый состав церковного совета бездействовал.
      – Переизбран, как за пассивность?
      – Да, как за пассивность.
      – По вопросу организации денежного сбора среди населения вами проводилось нелегальное сборище церковников?
      – Нет, не проводилось.
      – Вы показываете неправду. Известно о том, что вами лично проводилось нелегальное собрание церковников, на котором вы предложили организовать денежный сбор среди населения для покупки вам дома. Что вы скажете на это?
      – Я отрицаю это, так как дом общиной верующих был куплен еще до моего прихода в село Стрелка.
      – Вы арестованы за антисоветскую деятельность, которую проводили среди населения. Признаете в этом себя виновным?
      – Нет, виновным в этом себя не признаю.
      Вызванные следователем лжесвидетели подписали тексты протоколов допросов, написанных следователем, на основании которых им было составлено обвинительное заключение. 27 декабря 1937 года тройка УНКВД по Ивановской области приговорила священника Александра Крылова к расстрелу, он был расстрелян 8 января 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.
      7 мая 1958 года о. Александр Крылов был реабилитирован Ивановским областным судом по репрессии 1937 года. Семья получила свидетельство о смерти, заре­гистрированное в г. Вичуга Ивановской области 22 июня 1959 года, в котором говорилось, что «гр. Крылов А.И. умер 20 марта 1942 года в возрасте 50 лет от воспаления легких». Только в 1994 году его младший сын, Николай Александрович, узнал о расстреле отца.

      Имя протоиерея Александра Крылова включено в Собор новомучеников и исповедников Российских определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 октября 2002 года. Память священномученика Александра совершается 26 декабря / 8 января, а также в дни празднования Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской и Собора святых Ивановской митрополии 7 / 20 июня.
   
Библиография

[1] УФСБ РФ по Владимирской обл. Д. П-4730. Л. 4–5.
[2] Там же. Л. 12.
[3] УФСБ РФ по Ивановской обл. Д. П-5080. Л. 1.
1. Инокиня Сергия, В.В. Дворников, П.В. Холковский. Сей есть от рода нашего. Материалы к жизнеописанию священномученика протоиерея Александра Крылова. Кольчугино, 2002 г.